Питомник Английских сеттеров линии Пюрселль Льюеллин

Жемчужины Уэльса

Льюеллин

llewellin
Ричард Льюеллин
Пюрсель Льюеллин
           Сеттеры-Льюеллины напрямую происходят от древнейшей породы сеттеров (лавераков), которая берет начало в 16 веке.
        Кровь Льюеллинов настолько доказала свое превосходство на состязаниях разного ранга, что чистых наследственных черт местных или английских сеттеров осталось совсем не много, а в США Льюеллины получили статус отдельной породы. Все остальные ветви там считаются просто английскими сеттерми. С самого начала повелось, если Льюеллины и английские сеттеры разводились совместно, то в результате все щенки регистрировались как английские сеттеры.
         В течение долгих лет Льюеллины доминировали на состязаниях. Но изменения правил проведения соревнований, в сторону универсализации их под общее понятие «испытания легавых» стали факторами, изменившими взгляд экспертов на работу английского сеттера.
            Птичья охота столетиями была как спортом, так и средством добывания пищи. В начале соревнования появились как способ выявить самых лучших из собак. Но с изменениями в правилах состязаний начали превалировать собаки «большого поиска».
В течение более ста лет Льюеллинов тренировали для охоты в наших условиях, на нашу пернатую дичь. Большинство опытных охотников подтвердят, что у них лучшее чутье по сравнению с другими собаками.
            На самом деле их чутье – важнейший фактор породы. Их поразительное умение найти птицу не хуже, чем оно было сто лет назад.
Первые стоечные собаки были выведены в Англии и на Британских островах для королевской охоты с соколами. Искусство соколиной охоты было весьма популярно в то время. Тогда сеттера были известны как местные спаниели, они вместе с охотниками отправлялись в поля, которые делились на охотничьи угодья так же, как это делается и сегодня, и указывали людям, где находится птица. После этого у сокола снимали с головы клобук, отпускали кружить над полем, и сокол преследовал и убивал вспугнутых птиц. Подробности соколиной охоты представлены в записках Ричарда Сафлета в 1600 году, где он описывает, как его собаки делали стойки на птиц: «Причуяв птицу, собака предупреждает об этом стойкой, таким образом подготавливая и себя и сокола к радости охоты…», процитировано по книге 1891 г. «Американская книга собак».
«Охотник заставляет своего спаниеля делать стойку; затем он подбрасывает в воздух сокола, который летает кругами, и ожидает, пока его хозяин вспугнет стаю с земли, тогда сокол кидается на птиц со скоростью пули».
Французский король Людовик XVIII очень любил соколиную охоту и владел большим количеством охотничьих птиц. Также говорят, что он увлекался и разведением собак. Писатели тех лет упоминают черно-белый крап окраски королевских собак, напоминающий поверхность мрамора, и рассказывают, что их использовали для обозначения места нахождения дичи, которую затем в воздухе поджидали сокола. Этот «мраморно-голубой» тон сегодня называют Блю Бельтон. Именно эту расцветку мы видим у сеттеров-Льюеллинов.
В 1624 году Людовик XVIII посылает английскому королю Якову I (1603-1625) несколько своих сеттеров вместе с инструкторами, которые должны были посвятить английского короля в тонкости французской соколиной охоты. Личный друг короля Мистер Джеймс Хей, граф Карлайл был заводчиком королевских охотничьих соколов. Несомненно, именно он стал и заводчиком линии Блю Бельтонов. Мистер Хей сыграл значительную роль в выведении линии Льюеллинов, и позже мы к этому еще вернемся. Как упоминалось ранее, соколиная охота была прерогативой королевского двора и аристократии. В те дни простолюдин не имел права охотиться на дичь, да и вся земля принадлежала королю, что часто упоминается в исторических романах. В своде законов короля Якова прослеживается, как высоко он ценил охотничьих собак, считая простолюдина недостойным содержать их. В классической энциклопедии 1800 года есть статья следующего содержания: «Если персона не обладает наследством дающим доход не ниже 10 фунтов в год или суммой аренды не ниже 30 фунтов в год, или его общее состояние оценивается ниже 200 фунтов ежегодно, и если он не сын барона или герцога, или родственник-наследник титула, он не имеет права владеть охотничьими собаками».
В последующие годы в Англии ловля птиц сетями вытеснила соколиную охоту, и искусство соколиной охоты постепенно пришло в упадок, и было время, когда, казалось, оно вообще перестало существовать. Однако ловля птиц сетями требовала прежних навыков от охотничьих собак. В 1750 г. Доктор Джон Кайус так описывает этот процесс в Классической энциклопедии «На место, отмеченное собакой, птицелов немедленно забрасывал раскрытую сеть, собака подкрадывалась и вспугнутая ею птица запутывалась в раскинутой сети». В книге 1904 года «Собаки 20-го столетия» в главе Спортивная Охота дается больше деталей охоты при помощи сетей. «Впоследствии обычной практикой охоты с сетями стало забрасывание сети на место, где сеттер указывал дичь, а иногда сети забрасывались на манер рыбацких, как это делают в странах Востока, просто на подозрительные места.»
В «Книге о Собаках», написанной в 1880 г. Бернардом Шоу, также говорится о сеттерах и сетях. «Сегодня, конечно, хорошо известно, что современный сеттер обычно указывает место нахождения дичи, как это делает пойнтер. Несомненно, отказ от сетей изменил и стиль охоты с сеттером. Ранее охотник пытался захватить сетью как можно больше птиц, поэтому было необходимо, чтобы птичья стая оставалась непотревоженной как можно дольше, а присутствие собаки уменьшало шансы не испугать птиц прежде, чем была раскрыта сеть. Шанс птицы заметить собаку снижался, если она ложилась на землю, поэтому такой метод и стал использоваться. Сегодня ситуация изменилась настолько, что охотнику нужно от собаки только обозначение места нахождения дичи, чтобы он сумел подойти к птице поближе. Между тем, повадка припадать к земле до сих пор заметна у лучших представителей английских сеттеров, что, конечно, связано с методикой их использования на охоте в старину».
В книге доктора Джона Кайуса «Английские собаки», написанной в 1570 г., находится одно из замечательных описаний повадок сеттеров с явными повадками, присущими сегодня сеттерам-Льюеллинам. «Они до сих пор сохраняют инстинкт припадать к земле и застывать на месте в той же позе, когда обнаруживают птицу, затем медленно продвигаются по направлению к сидке птицы. Навык ложиться на землю остался со времен охоты на дичь с сетью». В этом документе впервые используется слово «сеттер» как самостоятельное название породы. Доктор Кайус пишет: «Другой тип собак, используемых птицеловами, не производит никакого шума ни лапами, ни лаем. Они прилежно слушаются своего хозяина, рыщут то вправо, то влево. Когда собака находит птицу, она беззвучно замирает на месте, а при приближении дичи припадает брюхом к земле и ползет, как змея. Когда она приближается к птице совсем близко, собака ложится на землю и направлением своей лапы указывает местонахождение дичи. Этот тип собак называется сеттерами, и это название полностью соответствует их поведению».
Наблюдали ли вы за манерой охоты опытного Льюеллина, как он делает стойку на дичь. Его внимательные глаза смотрят на вас и словно говорят: «Осторожно, это прямо здесь». Однако картины реальной охоты, бывают красноречивее самых ярких описаний.
Другое хорошее описание сеттера этого же периода содержится в заметках Ричарда Сафета 1600 года согласно «Американской книге собак». «Ласковые, любящие, преданные по отношению к человеку более чем любые другие собаки, они обожают охоту на любую птицу. Вы выбираете сеттера за красоту, его характер, ум на охоте, отличные физические качества, великолепную форму головы, широкую грудь, выносливые лапы, прекрасную линию верха. Его красота распространяется и на его расцветку, яркую и пеструю (окраска бельтон). Его темперамент можно охарактеризовать как свободолюбивый, неутомимый, трудолюбивый, он прочесывает поле раз за разом, не оставляя незатронутых мест, где может укрыться птица. Не уставая радоваться охоте, он готов заниматься этим и днем, и ночью. Местные спаниели, называемые сеттерами, работают столько, сколько угодно их хозяину, выполняют команды, следуя только жестам ведущего. Они не должны лаять, поэтому охота с ними бесшумная. Причуивая дичь они внезапно останавливаются, и не двигаются дальше, пока охотник не подойдет ближе». Спустя многие годы эти характеристики наследуются сегодняшними Льюеллинами.
Имеется большое количество письменных свидетельств о происхождении сеттеров. Самые ранние – это записки Джеймса Хея, графа Карлайла, первого заводчика Бельтонов. Он был превосходным заводчиком сеттеров. Как уже упоминалось, владелец любого дворянского поместья обычно разводил охотничьих собак. Дворянские роды оставили после себе многочисленные письменные свидетельства. Если вы читали исторические романы эпохи короля Эдуарда и королевы Виктории, вы знаете, что каждый дворянский род тщательно записывал детали повседневной жизни поместья. Благодаря чему подробности разведения собак известны задолго до того времени, когда появились первые клубы собаководов.
Р. Эдвард Лаверак в своей книге «Сеттер» озаглавил одну из глав: «Сеттера, выведенные в замках Наворт и Фезерстоун». Он пишет: «По сей день в замке Наворт на севере страны в графстве Нортумберленд имеется прекрасная линия английских сеттеров, сегодня уже малоизвестная.
Я помню этих собак 50 лет тому назад, когда я арендовал охотничьи угодья, принадлежащие последнему графу Карлайлу, по соседству с Джилеслендом. Эта редкая старая линия, наверное, сохранялась в этой семье ровно столько, сколько существовал и сам род Карлайлов».
В 1825 году Р.Э. Лаверак отправляется в поместье Карлайла, чтобы встретиться с преподобным А. Харрисоном, известным своими бельтонами. Он слышал из многих уст, что преподобный Харрисон владеет отличными полевыми сеттерами. В 1880 году Классическая энциклопедия также упоминает этих собак. «Бельтоны на севере Англии известны как прекрасные образцы породы и формируют основу хорошо известных сегодня сеттеров Лавераков, которых можно найти в большинстве питомников по всей стране, и которые очень популярны также среди охотников в северной Америке».
О необыкновенной способности собак преподобного Харрисона отыскивать добычу ходили легенды. В те времена большинство англичан разводило собак ради их внешности, а не охотничьих качеств. Большинство собак Харрисона имели окрас «мраморный голубой». В поместье Карлайла Леверак купил Олд Молль, серебристо-серого бельтона. Лаверак пишет в своей книге «Сеттер»: «Самый красивый образчик сеттера, какого мне приходилось видеть, это голубой бельтон преподобного Харрисона Олд Молль. Она одновременно сильная, мощная и компактно сложенная». Ему настолько нравилась эта собака, что для вязки он выбрал ее единокровного брата Понто, черно-серого бельтона, хотя он знал, что в поместье Карлайла было много других хороших представителей этой породы. Оказалось, это был правильный выбор. Щенки были просто превосходными, так что Лаверак вернулся к Харрисону и купил у него Понто. Впоследствии, потомки Понто и Олд Молль активно использовались в становлении породы сеттеров-Льюеллинов.
Автор книги «Собаки 20-го века» 1904 г. утверждает, что Лаверак был величайшим авторитетом в вопросе воспитания и выведения сеттеров. Книга Эдварда Лаверака «Сеттер», написанная в 1872 году, является первым достоверным свидетельством о сеттерах. Авторское название книги «Сеттер. Заметки о самой замечательной породе наших дней». Он же оставил первые прижизненные свидетельства о разведении породы.
Мистер Джеймс Уотсот в своем труде 1912 года «Книга о собаках» оставил комментарии по поводу книги Лаверака. «До мистера Лаверака мы ничего не знали о различных линиях охотничьих собак в разных имениях по всей Англии и Шотландии, и из его книги «Сеттер» все последующие авторы черпали свои знания по этому вопросу. Первый календарь клуба собаководов и Книга Пород английских собак основываются на документальных свидетельствах из книги Лаверака.»
Понто и Олд Молль Лаверака оказались двумя великолепными жемчужинами из питомника преподобного Харрисона. Лаверак несколько раз наведывался в поместье Карлайла на охоту. Преподобный Харрисон продолжал разводить сеттеров свыше 35 лет. Лаверак пишет в своей книге: «Линия продолжается со времен Понто и Молли без примеси другой крови». Для усиления своих доводов он даже создает родословную породы, демонстрируя, как он разводил собак на протяжении 50 лет. А до этого порода существовала более 200 лет.
Лаверак пишет: «За много лет до полевых испытаний, дог шоу и пр. существовали сеттеры, и были высоко ценимы охотниками в Англии, Ирландии, горной Шотландии, где я охотился, начиная с 18-летнего возраста». Ниже он продолжает: «По правде говоря, всю свою жизнь (а прожил Лаверак 73 года) я посвятил совершенствованию этой породы».
Эдвард Лаверак со своей программой выведения сеттеров во многом опередил свое время. Из его книги: «Можно сказать, что это огромный труд - разведение собак с целью превращения их в охотничью породу. Мое мнение, что собаки, тщательно обучаемые, поколение за поколением, опыт превращают в охотничий инстинкт, и это ставит их на голову выше собак, чьи навыки не развивались и не культивировались, а просто были врожденными. Факт в том, что я занимался воспитанием собак ежедневно с 7 утра до 9 вечера, и другие заводчики делают тоже самое».
Его формула – «Воспитание и чистая кровь», Леверак продолжает: «Пожалуй, нет ничего, что так мало изучалось и понималось, как разведение породы. Это требует не только огромного опыта, наблюдательности, знания истории породы, но также большого терпения и настойчивости».
Целью Лаверака было выведение натуральной породы для охоты на птицу. Это видно из следующей цитаты: «Важна не только физическая форма, но и врожденная предрасположенность к охоте, и главное - умение «искать дичь».
Арнольд Бюргерс в книге «Американские питомники полевых собак» 1876 года так пишет о собаках Лаверака: «Многие из английских писателей говорят, что щенок редко показывает умение охотиться до достижения 15-месячного возраста. Лаверак же пишет, что его собаки умеют охотиться, делать стойку, находить дичь и приносить ее уже в 6 месяцев».
В книге «Собаки 20-го века» 1904 года говорится: «От мистера Лаверака в начале и середине 19 века до мистера Пюрсель-Льюеллина во второй половине столетия, выведение сеттеров достигло наивысшего расцвета».
На основе многочисленных свидетельств ясно, что собаки Лаверака отличались красотой и формами. Казалось, это и была главная цель выведения породы. Однако, это в корне не верно, правильнее сказать - красота в процессе охоты. Для Лаверака не бывает сеттера без красоты и формы. Это постоянно подчеркивается в его записках. Но вспомните, сколько раз он делает акцент на необходимости природных способностей собаки, ее смышлености, адаптированности к процессу охоты.
В начале о мистере Ричарде Льюеллине Пюрселе Льюеллине. Это был необыкновенный джентельмен, и вы поймете почему. Некоторые считали его эксцентриком. Однако, вне всякого сомнения, он был высокообразованным и целеустремленным человеком.
Льюеллин был родственником королевской фамилии и владел большим количеством земель, включая поместья в Англии и Уэльсе. Помимо недвижимости, он владел и большими банковскими счетами. В общем, финансы позволяли ему заниматься тем, что он любил.
Он был страстный охотник, но птичья охота была его особой слабостью. Он предпочитал сеттеров пойнтерам. Как большинство англичан он считал, что красота собаки – совершенно необходимое качество для охоты. Он обожал соколиную охоту, поэтому предпочитал стоечных собак собакам, вспугивающим дичь, которых надо сказать в это время было большинство из-за обилия дичи.
Мистер Витфорд в 1907 году говорил о программе разведения Льюеллина в статье из журнала «Полевая охота»: «Мистер Льюеллин – главный заводчик-энтузиаст Англии, если судить по его книгам. Он хочет создать лучшую группу сеттеров и неудачи его не пугают. Он изучал возможность выведения идеального гибрида и активно занимался этим, но позже отказался от этого направления».
Он знал, чего он хочет, но для воплощения его целей потребовалось много времени. Первоначально он не пытался вывести новую породу, так как не мог найти собаку, которая отвечала бы всем его ожиданиям.
Сеттера-Льюеллины были описаны Витфордом в том же журнале от 1907 года «Они образуют определенную группу, которая, несомненно, является истинной породой сеттеров. Его собаки имеют все квалификации настоящей породы на протяжении четверти века». Он продолжает далее: «Мистер Льюеллин сделал для сеттеров больше, чем кто-либо».
Витфорд о Льюеллине: «Созданные и развитые им особи доминируют среди сеттеров много лет. На полевых испытаниях по всей стране трудно найти английского сеттера, который мог бы соперничать с Льюеллином или сеттером, у которого есть кровь Льюеллина. Все наши победители в полевых испытаниях или Льюеллины или сеттера с большим количеством крови Льюеллина.» Витфорд считался одним из самых авторитетных писателей-охотоведов своего времени. Он принимал участие во всех полевых испытаниях или как квалифицированный эксперт, или как просто энтузиаст. На протяжении многих лет он писал статьи о полевых испытаниях. (Надо сказать, что полевые испытания тех лет были не похожи на сегодняшние. Это были настоящие охоты с подружейными собаками).
Витфорд в той же статье хвалит программу разведения Льюеллина: «Это не означает, что Льюеллин купил пару хороших сеттеров, скрестил их и вывел новую породу. Это нельзя объяснить и просто удачей. Или тем, что был кто-то, кто создал эту породу для него. Напротив, он работал методически и упорно, мастерски скрещивая и отбирая группу сеттеров и по качеству родословной и по полевым навыкам. Долгие годы он формировал свою линию сеттеров. Льюеллин потратил целое состояние на свой питомник, при этом он тратил деньги без всякой надежды их возместить, зато получая удовлетворение, какое может получить энтузиаст в случае успеха своего предприятия. Немного людей понимало, какое затратное дело представлял его питомник. Он выращивал сотни сеттеров и из огромного количества щенков отбирал нескольких лучших, которые стали фундаментом его новой линии, этот процесс отбора продолжался долгие годы и линия совершенствовалась. Этот метод разведения огромного количества особей, из которых отбирались лишь несколько, помог создать породу сеттеров, которая превосходила всех остальных в английских полевых испытаниях и выиграла больше призов в американских состязаниях, чем все представители других пород вместе взятые».
Лаверак посвятил свою книгу Льюеллину. В это время Льюеллин занимался первыми купленными сеттерами-лавераками. Он был не удовлетворен результатами, так как они не соответствовали его ожиданиям. Льюеллин также пытался скрещивать все три породы сеттеров – и Гордонов и Ирландских сеттеров.
Мистер Хочволт, автор книги «Современный сеттер», написанной в 1923 г., пишет: «Естественно, Льюеллин был неудовлетворен результатами своей работы, и когда, вошли в моду собаки из питомников Дюка-Роб-Лаверака, Льюеллин тоже принял участие в исследованиях в этом направлении, и серьезно изучал их результаты».
После опытов с ирландскими сеттерами и скрещенными с ирландцами лавераками. Льюеллин обратился только к работе с Лавераками. Это были прекрасные особи, способные выиграть любое шоу. Первые приобретенные лавераки были Принц, Коунтесс и Нелли. Они также показывали отличные рабочие характеристики. Проблема с этими собаками заключались в том, что иногда они демонстрировали свои отрицательные черты характера.
Мистер Л.Ч.Смит, который импортировал первых Льюеллинов в Америку, вспоминает встречу с Льюеллином в 1873 году на том же самом дог шоу, где он встретил и Лаверака. В своей статье, написанной для журнала «На природе» в 1896 году, он пишет: «Он купил Принца и его красавиц-сестер Коунтесс и Нелли, чистопородных лавераков. Коунтесс и Нелли были прекрасными представителями породы. Льюеллин потратил много времени и денег на их тренировку и выиграл с ними множество призов, но в то же время, они были ненадежны. Они  были способны выполнять блестящую работу и они ее выполняли, но иногда, даже часто, вели себя бесконтрольно, их своевольное и бестолковое поведение было бы позором даже для ненатасканых щенков.» Эти недостатки не проявлялись у более ранних представителей породы лавераков и являлись следствием инбридинга, который Лаверак практиковал слишком долгий период без прилива свежей крови.
Другие Лавераки, приобретенные одними из первых, были Лилл II, Фантом, Принцесса, Паззл, Дэзи и Рок. Существовало мнение, что суки были лучше кобелей. В это время Льюеллин уже не занимался опытами с Дюк – Роб – Лавераками.
Две первые суки лавераков были любимицами Льюеллина, об этом писал в 1923 году мистер Хочволт в книге «Современный сеттер»: «Эти питомицы выделялись среди всей линии, в основном блю-бельтонов и лемон-бельтонов, шелковистостью шерсти, красотой, экспрессивностью и отличной пропорциональностью.» Хочволт заключает, что «Суки были более ловкими и в целом было больше хороших особей среди представительниц слабого пола. При этом их единообразие было свидетельством того, что какими бы секретами выведения породы не владел Льюеллин, он проделал успешную работу». Причем это замечание относится уже к завершению эры выведения новой породы Льюеллином.
В книге «Сеттер» Лаверак сам признает, что только две его собаки могут на равных соперничать с Коунтесс Льюеллина и Дэзи мистера Гарта; только две чистопородные особи из питомника Леверака принимали участие в полевых испытаниях, и их выступление понравилось всем.
Мистер Хочволт также подтверждает в книге «Современный сеттер» 1923 года: «за исключением Коунтесс и Нелли ни один из представителей лавераков не может быть квалифицирован как полевая собака».
И мистер Витфорд соглашается с этим в своих статьях для журнала «Полевая охота», написанных в 1906-1907 гг.: «После Коунтесс и Нелли лавераки никогда не лидировали во время английских полевых испытаний».
Это доказывает, что Льюеллин выбрал действительно лучших сеттеров-лавераков.
Витфорд также пишет в другой статье: «Из всех лавераков, которыми владеет Льюеллин, только Коунтесс и Нелли годятся к полевым испытаниям. Другие заводчики лавераков были еще менее успешны на испытаниях. Вместе с тем, когда были скрещены близкородственные лавераки с другими сеттерами потомство оказалось очень удачным.
После успехов Нелли и Коунтесс в полевых испытаниях в начале 1870-х гг. ни один из сеттеров-лавераков успеха не добился. И до середины 1870-х не принимал участие в американских полевых испытаниях.
Книга «Собаки 20-го века» утверждает, что престарелый Эдвард Лаверак передал полномочия по совершенствованию породы Льюеллину. Он уже не мог развивать новые линии. А Льюеллин использовал те знания, которые он получил при работе с ирландцами и гордонами.
Таким образом, мы видим, что Лаверак одобрял методы Льюеллина, недаром свою книгу «Сеттер» он посвятил именно ему: «Мистеру Р.Л. Пюрселю Льюеллину, эсквайру Трегвента, Леттерстоун, Пембрукшир, Южный Уэльс. Тому кто стремился и до сих пор стремится, не жалея средств и сил, совершенствовать породу «Сеттер» Этот небольшой томик от искреннего друга и почитателя Эдварда Лаверака».
Лаверак также пишет в своей книге, в главе «Недавнее посещение мистера Льюеллина… Из разговора с ним.»: «Абсолютно одобряю его разработанную систему по устранению дефектов мужских и женских особей разумным разведением. Этот джентльмен – большой энтузиаст, и заслуживает успеха и благодарности от всех сеттеристов за его энергию и упорство в совершенствовании породы».
Хочволт в книге «Птичья охота» 1922 года пишет: «Линия Лаверака в дальнейшем продолжала развиваться, и через годы была основана и вошла в большую моду, так называемая порода полевых сеттеров, позже названных Льюеллинами».
Витворт пишет: «Мистер Льюеллин решил, что лучшая кровь, какую только можно найти, находится среди собак от Дюк-Роб-левераков. И он продолжал покупать большое число особей этих линий.»
Льюеллин послал менеджера своего питомника мистера Дж. Тисдейла Бакнела по всей стране с целью покупки выдающихся сеттеров по любой цене. К 1871 году, когда Коунтесс и Нелли принимали участие в соревнованиях, он провел скрещивание практически во всех вариантах - Дюк-Лаверак, Роб-Лаверак и Дюк-Роб-Лаверак. Вскоре его питомник стал единственным местом, где охотники могли приобрести представителей этих комбинаций скрещивания. В то время их еще не считали отдельной линией Льюеллинов, но они стали фундаментом новой породы.
Одним из первых скрещенных представителей Дюк-Роб-Лавераков, с которым познакомился Льюеллин, был кобель Брюс, выведенный мистером Статтером от кобеля Даша из питомника Лаверака, и Олд Роб. Также Роб Рой, победитель полевых испытаний, потомок Фреда II из питомника Лаверака и также потомок Олд Роб. Он понял, что чистокровные лавераки, скрещенные с неполнокровными особями, дают замечательные полевые качества у собак.
Льюеллин обратился к результатам этих прекрасных скрещиваний и привел в свою программу выведения новой породы кобеля Дюка мистера Беркли Филда и суку Роб мистера Статтера.
Интересно осознавать, что понадобились усилия только одного человека, оказавшегося в нужном месте в нужное время, чтобы увидеть потенциал породы сеттеров.
Витфорд пишет далее: «Мистер Льюеллин оставил работу с чистыми лавераками и стал искать лучшие английские линии для скрещивания». И это оказались сеттера с кровью Дюка и Роба.
Хочволт в 1923 году в книге «Современный сеттер» пишет : «Дюк и Роб – это важные факторы в выведении породы полевых сеттеров».
Витфорд хвалит способности Дюка в журнале «Полевая охота»: «Дюк считался в то время одним из лучших сеттеров Англии».
Роб была образцом неполнокровной собаки. Она была большая, длинная и низкая, с достаточно малым количеством характеристик, типичных для сеттера. Она была черной раскраски с белыми и рыжими подпалинами. Ее туловище было практически все черное, с белыми пятнами на ногах и рыжими подпалинами на голове, задних ногах и брюхе.
Эта внешность была унаследована прежде всего от матери Роб, статтеровской Психеи, наполовину Гордона, наполовину Южного Эска (South Esk), породы, почти исчезнувшей сегодня.
Роб не увековечила свое имя на аллее славы полевых испытаний, но она произвела огромное количество чемпионов в конце 19 века. Ее детьми были прекрасные собаки Дэн, Дик и Дора.
Рэндон Ли в книге «Собаки 20-го века» 1904 года говорит нам, что даже среди лучших лавераков, купленных Льюеллином, были особи, забракованные им. «Но даже среди них он нашел, что многие не отвечают требованиям и имеют неприятные особенности в поведении, привычках, инстинктах, чтобы соответствовать его идеалу собаки. Он продолжал эксперименты, которые увенчались выведением линии сеттеров, носящих сегодня его имя (Сеттеры-Льюеллины), смесь чистых лавераков с особями из питомника мистера Беркли Филда и мистера Статтера, с лучшими характеристиками. Они, конечно, не обладали красотой, необходимой для побед на дог шоу, но добились многочисленных побед на полевых испытаниях, чего никогда не добивались сеттеры. В 1880-е годы Пюрсель Льюеллин отказался продать кобеля за 1200 франков и двух сук по 1000 франков из своего питомника. Основав линию по своему желанию, он не допускал никаких вливаний посторонней крови, чтобы сохранить качества породы и передать привычки, внешность и методы работы потомству.
Хочволт в книге «Современный сеттер» 1923 года пишет: «Суммируя результаты потомства Дюк-Роб, мы видим, что получился своеобразный «микс», но несомненно, что именно решительные скрещивания в правильной комбинации придали лучшие качества угасающей линии лавераков.»
Льюеллин понял, что именно этот метод поможет достичь ему поставленных целей.
Слишком чистая кровь лавераков нуждалась в стимуляции и этой стимуляцией и стала «нечистая кровь» Дюка и Роб. Конечно, «нечистая кровь» не произвела шоу-собак, которых предпочитали большинство англичан, поэтому совсем немного английских заводчиков любит этих «полевых сеттеров», которые не могут побеждать на экстерьерных выставках. Хотя по современным стандартам они классные, прекрасно выглядящие собаки.
В 1871 году Льюеллин купил Дюка и Роб, что стало основой новой породы сеттеров-Льюеллинов. Их потомством были Дэн и Дик. Вскоре Льюеллин купил и их сестру Дору. Она стала третьей после Дюка и Роб, использованной для скрещивания.
В начале 20 века в «Новой охотничьей энциклопедии» говорилось, что Дэн из питомника Льюеллина – это собака огромного потенциала и когда он был скрещен с нервными суками лаверака, он дал своему потомству непревзойденные качества.
Прекрасным образцом его потомства был знаменитый и прославленный Глэдстоун, родившийся в 1876 году. Глэдстоуна считают одним из шести столпов, на которых держится фундамент Льюеллинов.
Чтобы вы могли представить, насколько быстро Льюеллин создал новую линию, посмотрите на годы рождения щенков его питомника: 1871 – родился Дэн, 1876 – Глэдстоун, 1896 – Глэдстоун IV. Глэдстоун IV был победителем первого всеамериканского национального чемпионата.
Вот мнение Хочволта о Дэне в его книге «Современные сеттеры» 1923 г.: «Все вязки Дэна с суками лавераками были удачными и приносили хороших щенков. Непредсказуемая и пугливая Лилл II принесла Линкольна IV, который позже был доставлен в Америку и стал основой питомника заводчика Глума. Сука Петрел имела невысокие индивидуальные качества, но была повязана с Дэном и продана мистеру Л.Ч.Смиту (Стратрой, Онтарио). Беременной приехав в Америку, она принесла помет из четырех щенков, из этого помета и происходил великий Глэдстоун. Льюеллин имел огромный успех со своей линией на полевых испытаниях. Как следствие, вскоре многие охотники Америки захотели приобрести собак из его питомника, поэтому количество привезенных в Америку сеттеров-Льюеллинов превосходило количество завезенных сеттеров-лавераков.»
Так к Льюеллину пришел успех. После многих лет упорных трудов он, наконец-то, был удовлетворен выведенной линией. Он не был первооткрывателем породы, потому что наблюдал, как работали в этом направлении мистер Статтер, мистер Филд, а до них старший Армстронг. Почему эти джентельмены не продолжили свою работу, остается загадкой. Льюеллин купил большинство особей из их питомников. А после успеха Льюеллина со скрещиванием Дюк-Роб-левераков другие последовали его примеру.
Как упоминалось ранее потомство Дэна с лавераками, которое потом было названо первыми Льюеллинами, было смелым и напористым, в то же время щенки Доры были нежными и послушными, некоторые даже считали их робкими. На самом деле Льюеллины не робкие, а просто не отличаются упрямством и своеволием. Они понятливые собаки и исполняют, что им скажешь без усилий со стороны хозяина.
Комбинация всех этих кровей в последующих поколениях оказалась превосходной. Правильно выращенный и воспитанный Льюеллин становится не только отличным охотником, но и прекрасным напарником своему владельцу готовым разделить с ним и радости досуга и тяготы повседневных трудов. Витфорт в статье из журнала «Полевая охота» 1907 года пишет: «После того, как ушли первые скрещенные особи Льюеллинов и подросли их потомки, стало ясно, что темперамент собак стал более спокойным, хотя кровь Дэна сказывается в более смелых представителях породы, а кровь Доры в более послушных.» Далее он продолжает: «Конечно, идеальный темперамент, это нечто среднее между этими двумя. Идеальный Льюеллин обладает стилем и смелостью Дэна и послушанием Доры.» Этот баланс был быстро достигнут в последующих поколениях и мы можем его наблюдать и сегодня.
 
Шесть сложившихся типов сеттеров Льюеллинов
 
ТИП I ТИП II
Легкий тип Утяжеленный тип
Легкий тип Утяжеленный тип

 
ТИП III ТИП IV
Филд-Трайл Облегченный Филд-Трайл
Филд-Трайл Облегченный Филд-Трайл

 
ТИП V ТИП VI
Gleam Льюеллин-Лаверак
"Gleam"

Льюеллин-Лаверак
Вот именно этот 6 тип и полюбился
Российским заводчикам и был предшественником 
созданной в России линии Пюрсель ...

наши партнеры

eng-setter 120 b

logohelp

base